Обзор ЕС о глифосате добавляет таинственность в существующие разногласия

хитрый ученый

Более 80% национальных экспертов, участвующих в оценке ЕС глифосата, отказались раскрывать общественности свои имена и почти 95% не согласны с тем, чтобы их данные были опубликованы.

Их обзор пришел к заключению в отличии от выводов Международного агентства по изучению рака ВОЗ, что наиболее часто используемый гербицид в мире «вряд ли» вызывает рак у людей. В этой оценке национальные организации продовольственной безопасности были представлены своими экспертами. Следствием является то, что на данный момент общественными авторами этого обзора ЕС являются только государственные учреждения, а не отдельные ученые. Европейская Комиссия и государства-члены должны решить, следует ли повторно до июня 2016 года разрешить выход глифосата (применяется при выращивании ГМО, в частности ГМ-культур) на рынок ЕС или нет.

Конфликт вспыхнул, с одной стороны, между Международным агентством по изучению рака (МАИР) и с другой стороны, Европейским агентством по безопасности продуктов питания (EFSA) и Федеральным институтом оценки рисков (BfR) Германии из-за их противоположных оценок риска глифосата. Вскоре после того как EFSA и BfR опубликовали свои выводы в ноябре 2015 года, несколько членов рабочей группы МАИР и десятки ученых отправили очень важное открытое письмо в Европейскую комиссию с жалобой на то, как эти два учреждения проводили свою работу.

Эти два учреждения ответили в начале января 2016, настаивая на том, что работа МАИР была только «первой пробой» и что их работа это «более комплексная оценка опасности». Еврокомиссар по вопросам здравоохранения и пищевой безопасности Витянис Андрюкайтис, признал, что «расходящиеся научные мнения о таком широко используемом продукте действительно смущают» и настоятельно призвал оба лагеря работать вместе, чтобы «решить или по крайней мере прояснить спорные научные вопросы». Встреча между EFSA и МАИР запланирована на февраль 2016 года, где будут обсуждаться дальнейшие действия.

В этом конфликте для не-токсикологов узнать кто прав, а кто нет трудно, но различия в этих двух процессах, однако интересны. Анализ показал, что МАИР использует только публично доступные данные, доступные для наблюдателей (в том числе промышленности) и группы ведущих специалистов, исключающие все конфликты интересов. С другой стороны, BfR и EFSA, также полагались на спонсируемые промышленностью исследования, которым они приписывали большое значение в объяснении различий с мнением МАИР, но их могла видеть только промышленность. Работа проводилась должностными лицами из их собственных соответствующих подразделений по изучению пестицидов, а также несколькими национальными агентствами, большая часть работы была проделана в виде телеконференций без сторонних свидетелей.

Действительно ли эти должностные лица независимы от производителей пестицидов и политического давления со стороны своих правительств? Политика независимости EFSA далека от совершенства, но, по крайней мере, запрещает своим сотрудникам во время их работы очевидный конфликт интересов с промышленностью и агентство предназначено для того, чтобы быть независимым от государств-членов и Европейской комиссии. Оценивать независимость национальных экспертов, участвующих в работе еще труднее.

Согласно официальному запросу генеральный директор EFSA предоставил следующие результаты: среди 73 национальных экспертов, которые участвовали в экспертной оценке EFSA глифосата, только 14 согласились на то, чтобы в этом процессе их имена были раскрыты в качестве представителя своей страны. По крайней мере, EFSA подробно описала национальные организации, к которым принадлежали эти эксперты. Смотрите таблицу экспертов, представленных EFSA (1) и нашу собственную со ссылками на DOI (2). Среди 14 разрешивших опубликовать свои имена, только пять заполнили декларацию об интересах (DOI) и только четыре признали, что их DOI опубликованы. То есть в обзоре участвовало всего 5.5% экспертов.

Наиболее ярким результатом этого запроса для доступа к документам, пожалуй является то, что ни один эксперт из государства докладчика, Германии, не был назван. Это тем более подозрительно, учитывая то, что у BfR политика, позволяющая отраслевым работникам присоединяться к их группе экспертов (в частности в их нынешнюю группу изучающую пестициды включены сотрудники химических гигантов Bayer и BASF). BfR отказался прокомментировать идентичность своих пяти должностных лиц, способствующих экспертной оценке EFSA (анонимный источник сообщил о пяти именах, все чиновники BfR), заявив, что «оценка BfR в целом выполнена сотрудниками BfR», и что «внешние эксперты комитетов BfR лишь советовали BfR... и не участвовали на каком-либо этапе повторной оценки активного вещества глифосата».

Почему такая секретность? Нет причин для этого. Что касается других стран участвовавших в оценке, EFSA сообщило, что поскольку эти люди не были сотрудники EFSA, агентство не может навязывать заполнить им DOI. EFSA не будет раскрывать имена своего собственного персонала участвовавшего в оценке, утверждая, что им необходимо защищать своих сотрудников от неуместного влияния. Этот последний аргумент некоторая заслуга в этом процессе, но секретность от чрезмерного влияния точно не останется незамеченной ...

По материалам Corporateeurope.org

Ссылки:
1. corporateeurope.org/sites/default/files/attachments/annex_i_.pdf
2. corporateeurope.org/sites/default/files/attachments/experts_table_with_18_01_2016_update.pdf

Оставить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :schu: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :njam: :mrgreen: :lol: :laila: :idea: :grin: :gaf: :foto: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Оповещать о новых комнетариях по RSS