Химическое оружие: в ужасающих врожденных дефектах винят пестициды

Фото. Новорожденный Карлитос Канделарио

Младенцы родились с серьезными уродствами после того, как их матери подверглись воздействию пестицидов во время сбора урожая помидоров.

Городок Кабинс (Cabins) это трудовой лагерь, состоящий из около 30 серых деревянных лачуг и нескольких трейлеров скрытых за неокрашенным деревянным забором к югу от Иммокали (Immokalee), города, который является центром по выращиванию помидор на юго-западе Флориды.

Сообщество бедных мигрантов скучна, но несколько лет назад как раз перед Рождеством, была особая причина для радости. Три женщины, все соседи, дети ждали приятных новостей в течение семи недель. Но в жизни сборщиков помидоров есть тонкая грань между надеждой и трагедией.

Первый ребенок, сын двадцатилетнего Абрахама Канделарио и девятнадцатилетней жены Франциски Эррера, родился 17 декабря. Они назвали ребенка Карлитосом. Карлитос был рожден с чрезвычайно редким заболеванием называемым синдромом тетра-Амелия, которое не оставило ему ни рук, ни ног.

Около шести недель спустя у Состинес Маседа родился мальчик Иисус Наваррете. Иисус был рожден с деформированной нижней челюстью. В результате, его язык постоянно находился в опасности – он мог упасть в горло, что привело бы к удушью, а потом и к смерти. Ребенка нужно было кормить через пластиковую трубку.

Через два дня после того, как родился Иисус, Мария Межа родила Хорхе. У него было одно ухо, волчья пасть, отсутствовал нос и анус, была одна почка и никаких видимых половых органов. Пару часов спустя, после детального изучения, врачи определили, что Хорхе был на самом деле девочкой. Ее родители переименовали ее в Виолетту. Ее врожденные дефекты были настолько серьезными, что она прожила всего три дня.

Фото. Помидоры марки UglyRipe

Фото. Помидоры марки UglyRipe

Кроме того, живя друг от друга всего в нескольких шагах, Эррера, Маседа и Межа была одна общая черта. Все они работали в одной компании, Ag-Mart Produce, Inc, на одном и том же огромном помидорном поле. Потребители знают, Ag-Mart в основном за счет торговой марки семейных помидор UglyRipe и виноградных помидор Santa Sweets, продающихся в пластиковых пакетах украшенными тремя улыбающимися и танцующими помидорами с именами Том, Мэтт, и Отто. “Дети любят с удовольствием покушать их”, гласит реклама компании.

Во время работы на помидорах женщины и забеременели. Знак при въезде предупреждает, что на поле распыляется не менее чем 31 различных химических веществ в течение всего сельскохозяйственного периода. Многие из них были отнесены к “очень токсичным” и по-крайней мере, три гербицида метрибузин, фунгицид манкоцеб и инсектицид авермектин, как известно, “нарушают репродуктивную функцию”. Они обладают тератогенным эффектом, то есть они могут вызвать врожденные дефекты.

Фото. Улыбающиеся помидоры Santa Sweets

Фото. Улыбающиеся помидоры Santa Sweets

Нарушение правил техники безопасности
Компания используют мандат американского Управления по охране окружающей среды (EPA) на “запрещенный интервал входа” (англ. 'restricted-entry intervals' — REI) — время, которое должно пройти между моментом, когда пестициды начали распыляться и тем, когда рабочие могут выйти в поле. Во всех трех случаях, женщины сказали, что они получили приказ собирать помидоры с нарушением правил REI.

“Когда вы работаете с растениями, вы чувствуете запах химикатов”, сказала Эррера, мать Карлитоса. Последующие исследования показали, что Эррера работала на полях, на которых совсем недавно были распылен манкоцеб, с 24 по 36-й день после зачатия – это период, в который ребенок начинает развиваться в неврологическом и физическом плане.

Мария Межа вспоминала: «Это происходило со мной много раз когда, я работала, химикат высох и превратился в пыль, которую я и вдыхала”. Хотя правила требуют, чтобы при распылении большинства пестицидов использовали защитные очки, химически стойкие перчатки, резиновые фартуки, пару респираторов, три беременные женщины сообщили, что они не были предупреждены о возможной опасности этих химикатов. Они не носили защитные средства, если не считать их тщетные попытки по избеганию вдыхать химикаты: они защищали свои рты цветными платками.

Эррера сказала, что ей было плохо все время, когда она работала в поле. Она рассказала как страдает от головокружения, тошноты, рвоты. Ей казалось, что горели глаза и нос. Она страдала от сыпи и открытых ран.

Отказ от работы не был хорошим вариантом. Эррера сказала, что ее босс, субподрядчик от Ag-Mart, сказал ей, что если бы она не работала, то ее выгнали бы из комнаты, которую он ей предоставил для проживания. По иронии судьбы предстоящее рождение первого ребенка заставило задуматься о жилье. Она работала в поле с самого зачатия и вплоть до седьмого месяца беременности, до того времени, когда преждевременно всего на несколько недель положенного срока появился Карлитос. Даже после ухода с поля, она продолжала стирать пропитанную химикатами одежду мужа и брата Эпифанио.

Деформация челюсти Иисуса оказалось не так опасна, как показалось сразу, и врачи сообщили матери, что состояние ребенка, скорей всего улучшится, как только он станет старше. Родителям же Виолетты осталось только оплакивать смерть своего ребенка. Но после рождения Карлитоса, у Эрреры появились новые проблемы. С приближением зимы заканчивался сбор во Флориде, и семье придется мигрировать на север в поисках работы. Но Карлитосу необходимо постоянное медицинское обслуживание, которое он до этого получал через местное агентство, детский медицинский центр услуг в округе Ли. Даже при том, что он от рождения был американским гражданином, его родители были мексиканцами и не имели никаких документов. Их с легкостью могли депортировать.

Ситуация ухудшалась, у трехмесячного ребенка появились проблемы с дыханием, он уже не мог нормально дышать. Его необходимо было перевезти из больницы около Иммокали в детскую больницу в Майами. Не имея автомобиль, Эррера и Канделарио пришлось просить социальных работников, чтобы совершить путешествие по всему штату, поездка в одну сторону занимала два с половиной часа, и ее можно было совершить лишь в те дни, когда Канделарио не работал, так как ему нужно было платить за арендную плату. “Мы больше ничего не могли сделать для нашего малыша”, сказал Канделарио.

Юридическая помощь
Один из социальных работников помогающий родителям Карлитоса понял, что семья столкнулась с непреодолимыми финансовыми затратами и нуждалась в юридической помощи. Социальный работник связался с местным адвокатом, который признался, что это очень сложный случай. Однако у него есть коллега, который специализируется по травмам, на ответственности за качество продукции и на врачебных ошибках.

Он взял и позвонил Эндрю Яффу, партнеру из фирмы Grossman Roth, которая имеет свои офисы в Майами, Форт-Лодердейле, Бока-Ратоне, Сарасоте, и Ки-Уэсте. Хотя у него не было возможности узнать лично Абрахама Канделприо, Франциски Эрреры и Карлитоса и возможно это был первый случай, когда он столкнулся с такой сложной травмой. Если вы получили травму в автомобильной аварии, на работе или стали жертвой небрежности врача, вы смогли бы смело обратится до Эндрю Яффы, который все сделал бы в лучшем виде.

Андрей Яффа работал в офисе в Бока-Ратоне. Он обслуживал все офисы своей фирмы. В свои 40 лет, на момент рождения Карлитос в 2004 году, Яффа был признан как один из лучших адвокатов в стране. Он выиграл множество дел на многомиллионные суммы, которые вели самые жесткие судья во Флориде. Один из конкурентов Яффа по Флориде назвал его по электронной почте, как «великий адвокат... твердый человек ... целеустремленный ... партнер по юридическому цеху… креативный ... инновационный ... и просто работяга!»

«Без рук, без ног»
«Пестициды попали в его организм и начали воздействовать на этого ребенка, и в результате он родился без рук и без ног», говорит его мама.

Яффа пояснил маме Карлитоса, что социальный работник связался с ним, и он готов помочь ей. Он спросил Эрреру о том, что никто ли не оказывал на нее давление и что если она готова, то он также готов с ней работать. Он также пояснил ей, что как адвокат, работающий в своей области, он берет все судебные расходы на себя и если они победят в суде, он может рассчитывать только на определенный процент от выигранной суммы.

Когда, Эррера положительно кивнула головой, Яффа поклялся, что он будет делать все от него зависящее, чтобы помочь своему новому клиенту. Но даже адвокат, у которого большой послужной список и железная судебная хватка эту работу он воспринимает как вызов. Потому что в этом деле очень много переменных, наследственность, химические вещества, распыленные на других участках поля, также это может быть результат курения или употребления наркотиков, факторы окружающей среды. Случаи, в которых из-за воздействия пестицидов появились врожденные дефекты, как известно, трудно доказать.

Вместо того, провести традиционный подход к этому делу, пытаясь определить химическое вещество, которое причинило ущерб и подать в суд на компанию, которые изобрело это вещество, Яффа решил сделать то, что он никогда не делал: он будет добиваться компенсации от фермы, в которой работала Эррера. В сущности, он постарается обличить все современное сельское хозяйство и философию его ведения, основанную на химии.

Оставить комментарий

Примите во внимание! На сайте автоматической публикации комментариев нет, все проходят проверку на спам.

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :schu: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :njam: :mrgreen: :lol: :laila: :idea: :grin: :gaf: :foto: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Оповещать о новых комнетариях по RSS